Банки и криптовалюты: Ближний Восток

Шариат налагает строгие ограничения по ведению хозяйственной деятельности, в соответствии с которыми, все коммерческие операции в стране должны быть связаны только с реальными физическими активами. Оспариваемый религиозный закон, который регулирует исламский финансовый сектор, также запрещает спекуляции на рынке и сбор процентов по кредитам.

Мусульманские предприниматели, инвесторы и правительства отмечают: чтобы иметь конкурентные преимущества на финансовом рынке, необходимо менять сложившуюся систему. Многие из них выступают за то, чтобы доллар США как глобальная резервная валюта был отменён, а криптовалюты — национализированы, это позволит мусульманским странам получить более стабильную экономику и существенную политическую свободу на Западе.

Иран, который больше не признаёт и не использует доллар США, а также Турция, намерены выпустить собственную криптовалюту после объявления Венесуэлой национальным платёжным средством El Petro, который принёс государству за первый день продаж более 735 млн долларов. Президент южноамеркианской страны Николас Мадуро призвал все 14 стран ОПЕК создать платформу для торговли криптовалютами, поддерживаемыми нефтью. Поясняется также, что Венесуэла запустила свою собственную криптовалюту с целью обойти американские санкции. В настоящий момент другие страны-производители нефти также рассматривают вариант отказа от системы Petrodollar, которая действует на Ближнем Востоке более 40 лет, что, в свою очередь, ставит под угрозу глобальное превосходство американской валюты.

Следующие правила оценки криптовалюты на Ближнем Востоке являются частью более крупной серии работ, оценивающей корректировку процветающей глобальной индустрии FinTech. Первая из них относится к серии мероприятий в азиатских «горячих точках», таких как Япония, Гонконг, Сингапур и Тайвань, и о том, как правительства способствуют или препятствуют росту. Вторая часть рассматривает крипторегулирование и критическое отношение многих европейских лидеров. В третьей части описано отношение западных лидеров к новой, революционной технологии и каким образом регулирующие органы в Северной и Южной Америке готовятся к вводу и массовому применению цифровых средств.

Четвертая часть оценивает, как африканские страны используют экономически и политически освобождающуюся силу криптовалют и блокчейна.

Приведенный ниже список основан на тщательных исследованиях новостей, но ни в коем случае не следует считать его завершенными.

Саудовская Аравия

Саудовская Аравия — ключевой игрок в американской нефтедолларовой системе, который регулярно продает свои валютные резервы с того момента, когда цены на «чёрное золото» резко упали в 2014 году.

Саудовские регуляторы с особым вниманием отслеживают криптовалютный рынок, но в данный момент еще не предложили национальное законодательство в этой сфере. Эксперты считают, что полный запрет маловероятен.

Министерство связи и информационных технологий сообщило, что завершило трёхдневный майский «bootchamp blockchain», разработанный, как часть плана по созданию «цифровой среды» для привлечения в королевство неиспользованный потенциал информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). Кроме того, ведомство сотрудничает с компанией BL Blockchainchain technology ConsenSys в создании приложений и продвижении интеллектуальных и децентрализованных контрактов Ethereum.

Выполняющее функции центробанка Агентство денежного обращения Саудовской Аравии (SAMA) подписало партнёрское соглашение с Ripple и в феврале стороны запустили пилотную программу, которая предоставляет технологии для трансграничных платежей в банках королевства. Это первый проект, который координируется главным финансовым учреждением страны. По мнению его участников, технологические решения от компании Ripple способствуют снижению транзакционных издержек и повышению прозрачности финансовых операций.

Оман

Блокчейн-симпозиум в Маскате (Оман), который был проведен в конце прошлого года, стал самым крупным деловым мероприятием. Среди его участников – почти 700 представителей частного сектора, а также члены правительственных учреждений.

Центральный банк страны, а также Центральное валютное управление выступили организаторами мероприятия и отметили, что правительство и впредь будет помогать в обеспечении технической инфраструктуры, оказывать содействие внедрению технологий блокчейн. Отмечается также, что правительственные организации наладили совместную работу с Ассоциацией банков в Омане, другими государственными органами и местными компаниями по разработке правил в цифровом преобразовании.

Так, BankDhofar является первым банком в стране, который присоединился к международному банковскому сообществу BankChain, участвующему в исследовании и разработке блокчейн решений. Эта инициатива является частью стратегии финансового учреждения по оцифровке ряда банковских услуг для обеспечения точности, эффективности и безопасности для клиентов.

Иран

В январе 2017 года директор центрального банка Ирана объявил, что доллар США отныне не будет использоваться в стране в ответ на временный санкционный запрет Дональда Трампа. Первая фондовая биржа BTXCapital заявила, что Иран имеет потенциал стать крупным рынком из-за отказа от американской валюты, хотя покупка биткойна в этой стране в то время оставалась особенно сложной.

Иранское правительство в свою очередь продемонстрировало позитивное отношение к биткойну, когда высший Совет киберпространства (HCC) объявил о планах сотрудничества с Центральным банком в этой сфере для публикации отчёта по криптовалютам. Но главное финансовое учреждение страны опубликовало заявление, в котором прописано, что ЦБ никогда не считало биткойн законным платёжным средством и запретило в апреле национальным банкам и другим финансовым учреждениям заниматься криптовалютами.

Однако иранский министр информационных и коммуникационных технологий заявил, что запрет на цифровые валюты не мешает Центральному банку развивать национальную криптовалюту и что экспериментальная модель цифровой валюты, выпущенная государством, была готова. Запрет на криптовалюты предшествовал санкциям США, введенным против Ирана в мае, и рассматривается как попытка защитить борющиеся финансовые учреждения и обесценивание национальной валюты. Таким образом, цифровая валюта государства похожа на Petro Venezuela, которая используется для обхода международных санкций.